Видео целования ботинок афроамериканцев белыми женщинами не имеет отношения к ФлойдуВидео целования ботинок афроамериканцев белыми женщинами не имеет отношения к Флойду

И наука должна изучать всё в движении, в развитии — но при этом крепко себе зарубить, что движение не есть в замкнутом кругу, иначе бы не проявилась современная высокая жизнь. А движение идёт по винтовой лестнице, это нет необходимости доказывать, и всё негры не люди вверх, и вверх, вот так… Вольным помахиванием руки он показал — как. Лектор не затруднялся ни в выборе слов, ни в телодвижениях. Разбросав лишние стулья президиума, он освободил себе около стола метра три квадратных и похаживал по ним, потаптывался, раскачивался на спинке стула, хрупкого под его дюжим туловищем.

Ранним утром после нашего прибытия началась загрузка корабля. Негров, раздетых догола, сажали по двое и по трое в каноэ и переправляли через буруны. Они были закованы рядами на палубе «Каролины», сидя между ногами друг друга, от носа к корме. Когда железные стержни выдергивались, оковы падали, и группы рабов могли по очереди идти на палубу дышать свежим воздухом. В каюте капитан Фрейли казался милейшим человеком, но, когда дело касалось торговли неграми, становился совершенно бесчувственным.

Однако кому-то удавалось перебраться на Запад, в пограничные поселения, где они захватывали чужие земли и превращались в скваттеров. Когда колониальные власти пытались согнать их с занятых участков, скваттеры восставали против них с оружием в руках. Иногда они сговаривались с рабами-неграми и поднимали совместные восстания против рабовладельцев. В сущности, Конституционный конвент 1787 года при определении решающего представительства в Палате представителей Конгресса действительно расценивал раба как 3/5 человека. Но после запрета рабства Тринадцатая поправка к Конституции США привела все в норму, так что Четырнадцатая поправка уже рассматривала каждого человека как полноценную личность – независимо от расы.

Однако в XV в., после того как севернее территории, населенной хауса, возник крупный центр караванной торговли — Агадес, положение изменилось. Благодаря этому у хауса наладились прямые контакты с Северной Африкой. Помимо проникновения ислама в страну хауса, что, безусловно, произошло в ту же эпоху, новые контакты способствовали развитию ряда городов, до этого прозябавших в изоляции. Теперь же в них за крепостными стенами стали селиться выходцы из самых разных мест, и города хауса постепенно становились активными центрами политической и экономической жизни.

Хотя для капитана и целесообразно иногда выйти посмотреть, как идут дела, однако ему следовало выходить в сопровождении большого количества вооруженных белых людей. Иначе лицезрение капитана так близко от себя может способствовать мятежным настроениям рабов. Они всегда набрасываются на главное лицо на корабле, которое очень быстро распознают по предупредительности, с которой к нему относятся другие члены экипажа. Отослав рабов с «Елизаветы», я вернулся на борт своего корабля. На рейде Анамабо находились кроме нас еще восемь парусных кораблей. Я послал к их капитанам офицера на лодке с приглашением посетить мое судно, поскольку у меня есть к ним дело чрезвычайной важности.

Капитан Фрейли услышал мои шаги и спросил, в чем дело. Когда я поинтересовался причиной стона, он ответил, что это всего лишь «негритосы». Трюм шлюпа был заполнен восьмьюдесятью рабами, набитыми на пространстве едва ли тридцати футов, в то время как трюм был всего десять футов длины. Негров посадили один между ногами другого, так чтобы каждый не занимал более трех футов пространства.

Говорит, что везет на борту 60 рабов – мужчин, женщин, детей. Я, однако, не видел их с тех пор, как мы отчалили от берега. Их стоны так ужасны, что я не решаюсь пойти и заглянуть в трюм. Их крики заставляли стынуть кровь, а однажды ночью, вскочив в ужасе, я побежал в капитанское отделение каюты.

У рабов не было одежды, их опоясывали широкие ленты из голубой ткани с напуском спереди, служащим фиговым листом, какие носили наши прародители в благословенном саду Эдема. С незапамятных времен среди негров существует обычай обращения в рабство всех пленников, захваченных на войне. До того как они получили возможность продавать белым людям пленников, им приходилось убивать последних в больших количествах. Так много людей негры не могли использовать на своих собственных плантациях из опасения, что те восстанут и будут угрожать безопасности своих владельцев.

Квобах махнул огромной дубиной, давая знак дикарям отступить, и затем повернулся ко мне. Я говорил быстро, понимая, что вопрос стоит о жизни или смерти, и, к счастью, ашанти вспомнил меня и приказал разъяренным преследователям не трогать нас. Меня и Рамоса связали веревками и вытащили из горящего здания, Флоссу же с Максвеллом накинули на шею веревочные петли и жестоко избили дубинами и хлыстами.

В этом случае человеческих жертв оказалось бы много – либо от огня, либо от воды погибли бы все негры. Однако ничего трагичного не случилось, и, думаю, все облегченно вздохнули, когда необходимую, но опасную работу закончили. Однажды после полудня произошел случай, который имел серьезные последствия. Перед появлением в пьяном виде капитан всегда демонстрировал свой безобразный характер, нещадно обругивая матросов. И вот как-то после полудня стих ветер, и корабль попал в штиль. Реи поставили прямо и натянули нижние прямые паруса, чтобы предотвратить перетирание.

На корабли же загружались такие товары, которые, как ожидалось, будут востребованы для покупки намечавшегося количества рабов. Когда их погрузка завершается, корабли начинают обратный вояж с развевающимися флагами и под музыку, а через десять – одиннадцать дней, как правило, возвращаются к Бонни с новым грузом. Как только каноэ прибывают к месту высадки, купленных рабов моют и смазывают пальмовым маслом, а на следующий день выставляют на продажу для капитанов. Что касается обращения с рабами на борту, то мы разместили оба пола раздельно посредством прочной переборки у грот-мачты.

Таким образом, выбрали курс между ними в 15° широты. Однажды утром показались горы каждого из островов на расстоянии около двенадцати миль. Хотя не заметили ни одного паруса, но во время прохода, правда в отдалении от берега, всех негров отправили вниз, так что корабль мог показаться обычным торговым судном. Держали курс около сотни миль южнее Пуэрто-Рико, Санта-Доминго и Гаити, пока не достигли крайней западной оконечности Гаити.

Ничего подобного слышать/видеть не приходилось и близко. Нет, разговоров о политике было однозначно больше чем в предыдущие годы, но чтобы вместо традиционного «Здравствуйте!» разговор начинался с «Ты чьих будешь? Шпиен чтоль? Чаво думаешь о Порошенко? и т.д.»… Исходя из чего можно сделать вывод что автор либо просто клинический дурачок-гуманитарий с крайне необузданной фантазией, либо один из тех самых заклейменных им же пропагандистов, только окопавшийся по другую сторону забора. Насчет немецких россиян, то эммигранты зачастую народ неблагодарный. Или они ничего не добиваются за границей и возвращаются и живут в нищете или добиваются, то готовы поливать грязью свою родину.

Нередко он брал небольшие ситцевые лоскуты длиной восемнадцать или двадцать дюймов, привязывал их к элементам такелажа и затем начинал состязания в беге, давая каждой девочке равную возможность первой сорвать лоскут. Это был приз самой удачливой, и ей завидовали те, которым не удалось этого сделать. Ситец затем использовался на практические нужды, например на изготовление фартуков. Испанец был искушен в медицине и спас несколько жизней своими разумными методами лечения. Перед продолжением повествования было бы неплохо охарактеризовать негров. Туземцы-крумен превосходили во многих отношениях представителей других племен.

Мы уже упоминали о «восточных невольниках», попадавших в самое сердце Африки, нечто подобное было и в этом случае. Но все же надо подчеркнуть, что тут речь идет о «вероотступниках» (ренегатах), то есть явно о христианах, перешедших в мусульманство. Однако принятие религии хозяев не спасло молодых невольников от превращения в предмет товарообмена, пусть даже в предмет роскоши. Черные рабы, вывозимые через Средиземноморье, попадали, кроме того, и в Турцию, все больше привлекавшую работорговцев.

В рассматриваемый период сахар обеспечивал Марокко треть его доходов, став главным предметом экспорта в обмен на европейские товары. Развитие производства столь важного продукта оказалось под угрозой в XVI в. Они, проводя свою линию политического укрепления и экономической экспансии, овладели Туатом, а затем и соляными копями Тегаза в пустыне. Соль из этого месторождения была основным предметом торгового обмена с Суданом.

На пятый день после моего прибытия пришла весточка от моего дяди с сообщением, что мы должны немедленно встретиться. В компании двух рыбаков я отправился в глубь страны. Когда я пришел в себя, то обнаружил, что лежу у подножия дерева, связанный по рукам и ногам.

Такими местами на труднодоступном побережье стали отдельные крупные эстуарии (в Сьерра-Леоне и Габоне) и широкие бухты на юге. Там, где у берега нет, барра», помехи судоходству создают другие препятствия, например суженные горловины в речных устьях, высокие приливные волны в глубоких эстуариях и мангровые заросли в них. Таковы пироги Золотого Берега или восточной части дельты Нигера, которые могли брать на борт 80~100 человек и имели посередине судна маленькую башню с одной или двумя пушками. Мы подчеркиваем еще раз, что исследуем в основном французскую практику работорговли, привлекавшую крупные капиталы и труд многочисленных людей внутри страны и вне ее.

Негры высаживались под видом колонистов, и компания имела разрешения центральноамериканских властей. У нее в Рио-Гранде в Техасе был филиал, который был расформирован, а имущество перемещено после того, как вспыхнула война между Соединенными Штатами и Мексикой. Когда мы прибыли в Аюдах, или Виду, меня ждал сюрприз. Крупного работорговца, организовавшего в этом месте свое предприятие, называли Ча-Ху. Я сразу узнал в нем своего старого друга и кубинского врага Де Соузу, бразильского креола. Он тотчас меня окликнул и после короткого разговора пригласил пообедать.

Однако примерно через месяц после этого произошел печальный инцидент, приведший наших рабов к большему порядку и изменивший их настроение. При нашем переходе из Мамфорта в Анамабо, главный порт Золотого Берега, я встретил другой корабль нашей компании «Елизавета». Командовавший им капитан Томпсон был убит так же, как и его старший помощник.

Но даже если бы не имелось, ее можно было легко достать у купцов, которым передали корабль на консигнацию. Капитан, узнав о требованиях матросов, привел всю команду к судье, который порекомендовал ей вернуться к выполнению своих обязанностей на судне, добавив, что уверен в готовности капитана обеспечить команду обильным питанием. Матросы сразу же согласились последовать его совету и отправились сопровождать капитана, возвращавшегося на борт корабля.

Однако он так глубоко увяз в иле, что его невозможно было поднять. То ли якорь увяз глубоко, то ли зацепился за камни, не могу сказать, но корабль сильно раскачивался, лопнули два стренга нашего троса, хотя он был новым. Это заставило нас сразу обрубить трос и намотать его на перлинь. К нему мы прикрепили буй, который представлял собой железную бочку. Подобным же образом назначался начальник на пляже, который заботился о товарах, выгружавшихся нами на берег и за неимением носильщиков оставляемых там на целую ночь, он следил за тем, чтобы груз не растащили негры.

В 1530-х годах появились первые контрабандистские суда католических держав — Испании и Франции, а позже и Англии. Джон Лок организовал торговую экспедицию, достигшую португальского владения Эль-Мина, а в 1557 г. Три первые крупные английские экспедиции за африканскими невольниками в 1559–1567 гг. Под командованием Джона Хоукинса частично финансировались самой английской королевой. Хоукинс применил на побережье севернее экватора старый метод, которым к тому времени португальцы пользовались только в Анголе, когда вооруженная корабельная команда сама отлавливала «живой груз». Сама продолжительность этого периода показывает, что внезапного прекращения работорговли не было и запрещение длившейся веками продажи невольников очень медленно вступало в силу.

Границы Римской Африки находились под угрозой не только в Египте, но и в Ливии. Для того чтобы упредить возможные нападения, устраивались военные экспедиции, которые, вероятно, достигали района озера Чад, где могли захватываться в рабство черные африканцы. Такие эпизодические захваты невольников сочетались с постоянным торговым грузопотоком, возросшим с началом использования во II в. Рим был более всего заинтересован в золоте из Судана, но наряду с ним, а также страусовыми перьями и карбункулами вывозились, конечно, и рабы.